Цель
Постельная зарисовка с неправильной философией
Ночь. В глазах – звезды, неизвестно как просочившиеся в темень спальни. В мыслях – гармония. В его руках – она: теплая, желанная, родная. Считается, что если человек счастлив, то обычно не знает об этом. А они знали. И были безмерно бесстыдно счастливы.
– Почему у одних людей есть путеводная звезда, а у других – нет? – спросила она.
Неожиданный поворот в постельной баталии.
– Если ты о любви…
Все просто: без любви жизнь – ничто, но понять это можно только встретив настоящую. Или потеряв имевшуюся. Потому, понявших – единицы, а счастливых в ней еще меньше.
Он набрал воздуха для ответа, но рот запечатали поцелуем, и чуть позже раздалось:
– Я не о любви. О другом.
О другом? Если задавить в себе пытавшегося спошлить поручика Ржевского, то…
Об установленных себе правилах или принципах?
О вере?
О славе?
О карьере или получении еще одного образования?
О национальной идее?
О ране оскорбленной справедливости, после чего хочется жизнь положить на узнавание сладости отсроченной мести?
О желании сделать из детей вундеркиндов либо олимпийских медалистов?
О жажде стать чемпионом мира по чему угодно?
О мечте слетать в космос?
О покорении вершин?
Об «увидеть Париж и умереть»?
Видимо, мимика у него была еще та.
– О цели в жизни, – улыбнулась она. – Не иметь четко поставленной цели – это плохо?
Он задумался. Привести в пример идейных фанатиков? Не разбирая средств, они гонят окружающих туда, куда считают нужным. Чужие желания их не волнуют, и цель у них есть, определенно. Или: заработать миллионы – чем плохая цель? Многих устраивает. И тоже – вперед, по трупам, наплевав на дружбу и прежние отношения. Или – совершить нечто небывалое, чтоб прогреметь в веках, давать интервью, красоваться на обложках, дефилировать на подиумах и выступать на корпоративах…
Люди, прущие к искусственно изобретенным целям, ему не нравились. Цель, которая достойна быть осуществленной, должна родиться в сердце, то есть, прийти сама и изменить жизнь к лучшему. Как любовь.
Впрочем, почему «как»?
– Не иметь четко поставленной цели не плохо, – сказал он, – а хорошо. Имеющий в жизни четкую цель для счастливой жизни потерян.
Ошарашил, да. Ее брови вздернулись:
– Но ты… У тебя есть цель, и ты счастлив.
– Когда-то давно – да, у меня была цель. Я достиг ее, и теперь иду вперед вместе с ней.
Она поняла. Благодарно прижалась.
– А как же прочее? – послышалось тихое.
– Прочее не интересует.
– Но сказанное тобой «вперед» – оно бывает разное.
– Направление как у всех: посадить дерево, построить дом, родить сына, а затем преумножить.
– Теперь это стало целью?
Он покачал головой:
– Это – средство.
– А цель… кроме счастливого семейного очага… она осталась?
– Конечно. Я в нее часто и целюсь… – зашептал он, одной рукой привлекая к себе любимую, другой потянувшись вниз, – и с удовольствием попадаю…